malyavin: (samara)
[personal profile] malyavin
В еврейской диаспоре Самары общественно-политическая жизнь во время революции и гражданской войны была, пожалуй, самой оживленной. Самарских евреев можно было встретить во всех партиях той поры, как революционных, так и контрреволюционных.
Как указывала «Еврейская энциклопедия» Брокгауза и Ефрона, в 1875 году, до открытия Оренбургской железной дороги, в Самаре жило не более 25-30 еврейских семейств. Но с развитием промышленности и торговли в крае росло и число евреев – по переписи 1897 года в Самаре числились уже 1327 евреев (1,5% от всего населения). К этому времени в городе были открыты две синагоги, в 1908 – большая синагога на Садовой, а в 1910 в городе появились отделение Общества распространения просвещения между евреями в России и еврейское училище, позднее появились библиотека и другие культурные и образовательные учреждения. С началом Первой мировой войны в Самару еврейское население Самары заметно увеличилось за счет беженцев с запада Российской Империи.
Февральскую революцию 1917 года евреи Самары приняли и поддержали, ведь с ней вместе они получили долгожданную эмансипацию, став полноправными гражданами России.
12 марта 1917 года в синагоге на Садовой прошло общее собрание самарских евреев, которое избрало членов губернского Комитета Народной Власти от общины.
IMG_0001
Самарская хоральная синагога на Садовой
Избраны были 5 человек: врачи А.Ю. Шмоткин и А.С. Шоломович, присяжный поверенный З.М. Фрейдман, А.А. Левкович и Л.Э. Сосопкин.
В число первых членов вновь сформированных органов власти - Самарского Совета рабочих депутатов и Комитета Народной Власти был избран также лидер местных бундовцев Л.И. Гинзбург, в СРД вошли меньшевики Ф.Я. Рабинович,   А.С. Шоломович, большевики Е.С. Коган и И.Л. Кляйман, другие представители еврейской диаспоры Самары.
Центр еврейской общественной жизни Самары тех лет находился в помещении еврейского училища в доме Попова (угол Саратовской и Заводской, 66/43). Тот ли это дом (реконструированный и надстроенный), либо на месте дома Попова построен новый - я пока не знаю.
Венцека 43
Дом на углу Венцека и Фрунзе
Здесь же были школа ОПЕ, еврейская библиотека, клуб еврейской молодежи, проводились собрания всевозможных еврейских организаций.
Еврейский комитет размещался на Саратовской, 71.
Еще одним местом, где постоянно проводились еврейские собрания и встречались еврейские активисты была еврейская рабочая кооперативная столовая в доме Иванцова на Саратовской, 106.
Фрунзе 106
Бывший дом Иванцова на Саратовской (ныне- областное министерство культуры)
Губернское сионистское бюро в 1917 году размещалось на ул. Троицкой, дом 18, кв.5.
DSCN3031
Троицкая, 18 (сейчас Галактионовская, 20)
В Самаре сионисты имели довольно большой авторитет среди еврейской общины. И это приводило к весьма неприятным для них последствиям в виде репрессий.
Так,  27 июня 1919 эмиссар по еврейским делам в Самаре Маневич издал приказ, в котором признал сионистскую партию контрреволюционной и запретил ее деятельность «в политической, экономической и культурной области», этот вердикт был подтвержден и Президиумом  Самарского горисполкома. Однако, 21 июля 1919 ВЦИК выступил против преследований сионистов и отказался признать их контрреволюционерами.
Новая атака на сионистов прошла весной 1920 года – 23 апреля Московской ЧК были арестованы сионисты, проводившие конференцию. Их обвиняли в связях со странами Антанты, Польшей, контрреволюции и иных грехах. Самарская губЧК также произвела аресты местных сионистов, включая и членов комитета фракции «Цейрей-Цион».
Самарских евреев можно было встретить и в рядах Партии Народной Свободы (кадетов). Еврейскую группу кадетов возглавлял Михаил Израилевич Френкель. Но уже 28 ноября (12 декабря) 1917 Совнарком объявил ее «партией врагов народа», что повлекло ее запрет. В период власти Комуча партия действовала легально, но с возвращением советской власти ее активистов ожидали репрессии. Так,  Б.М. Гринберг 4 апреля 1919 был осужден революционным трибуналом на 3 года принудительных работ за то, что летом 1918 года его делегировали представителем от студентов в городской комитет кадетской партии.
Самарские евреи участвовали и в анархистских организациях. Так, 22 октября 1919 за принадлежность к подпольной организации анархистов и контрреволюционную деятельность были арестованы, а 19 сентября 1921 осуждены на 5 лет концлагеря уроженец Самары Гриц Натан Наумович, 1898 г.р. и уроженец Киева Левин-Коган Марк Аронович, 1902 г.р.,  25 мая 1920 такая же кара постигла арестованного 21 декабря 1919 Иосифа Моисеевича Бровермана, 1898 г.р., уроженца Рогачевска Могилевской губ. Среди арестованных ГубЧК  в июне - июле 1920 года за участие в федерации анархистов были Гамус Моисей Рувимович, 1902 гр., Заславский Абрам Яковлевич, 1888 г.р.,  Израилий Марк Вениаминович, 1893 г.р. и Школьников Юзеф Абрамович, 1893 г.р. 25 июля 1919 года чекистами за контрреволюционное выступление на митинге был арестован работавший бухгалтером в Самаре Борис Афанасьевич Коган, 1889 г.р., уроженец Бухары. Ему повезло – освободили по амнистии 3 марта 1920 года.
В феврале 1919 бывшая школа ОПЕ была переведена в дом Гринберга на Самарской, 152.
DSCN3198-1
Дом Гринберга на улице Самарской
Его прежний хозяин, доктор медицины Моисей Абрамович Гринберг на тот момент был еще жив. Он умер от сыпного тифа 7 февраля 1920 года. Как написала в небольшом некрологе газета «Коммуна», «Покойный, не зная отдыха, работал по 14-15 часов в сутки и никому не отказывал в помощи во всякое время дня и ночи. Особенно охотно посещал М.А. лачуги и подвалы бедняков, не гнушаясь никакими гонорарами, вследствие чего он пользовался горячими симпатиями среди беднейшего населения гор. Самары». Эпидемия сыпняка зимой 1920 года унесла жизни многих самарцев, и среди них было немало евреев. До последнего исполняли свой врачебный долг, спасая жизни больных, доктор Абрам Юделевич Шмоткин (скончался от сыпного тифа 17 мая 1919 года), ординатор военного госпиталя Александр Соломонович Ганнушкин (его жизнь тиф унес 13 января 1920) и другие.
Уже 7(20) марта 1917 года в Самаре прошло организационное собрание еврейской партии «Бунд» («Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России»), на котором присутствовали около 50 человек, был избран ее комитет. Когда для размещения общественно-политических организаций был реквизирован ресторан «Аквариум», то самарский «Бунд» получил там помещение. В период революции и гражданской войны самарские бундовцы почти всегда были заодно с большевиками. Это позволило сохранить легальный статус партии, иметь представителей в советах депутатов. При этом в Самаре имел место исход членов из «Бунда» (да и из других партий) в ряды большевиков.
С января 1919 года Бюро Самарского «Бунда» находилось на Советской, 94, во дворе (рядом с театром «Колизей»), с марта того же года – на Советской, 118 (рядом с Народным Банком).
DSCN2184
ул. Советская, 118
14 января 1920 г. на собрании Самарской организации «Бунда», при 2 голосах против,  было одобрено решение ЦК партии о вступлении «Бунда» в 3-й Интернационал и выходе из РСДРП. На 12-й конференции «Бунда» в Москве 12-19 апреля 1920 г. произошел раскол по этому вопросу: большинство (31 делегат) выступило за вступление в 3-й Интернационал и РКП(б) на условиях автономии и одновременный выход из РСДРП. Меньшинство несогласных из 11 делегатов во главе с Абрамовичем покинуло конференцию и ряды партии. Самарский «Бунд» в этом вопросе встал на сторону большинства. Но РКП(б) и Коминтерн предложило лишь слияние партии с РКП(б), без всякой автономии. ЦК «Бунда» устроил даже такой вариант. 5-11 марта 1921 года 13-я конференция «Бунда» в Минске окончательно решила вопрос: «Бунд» должен был слиться с большевиками. В Самаре общее собрание членов партии одобрило слияние с РКП(б), была создана комиссия для осуществления этой процедуры. 25 апреля 1921 года на общем собрании в Бюро «Бунда» на Советской, 118, заслушав доклад комиссии, было принято решение завершить процедуру слияния 29 апреля 1921 года. В назначенную дату, в шесть часов вечера, самарские бундовцы в последний раз пришли в бюро своей партии, а оттуда коллективно направились на собрание Евсекции РКП(б) на Саратовскую, 97. Последним днем для вступления бундовцев в РКП(б) назначили 25 мая 1921. Изъявили желание вступить в РКП(б) с сохранением бундовского партстажа 27 человек, включая последнего местного партлидера Климентия Исааковича Рудермана. На этом завершилась история «Бунда» в Самаре. А история его последнего лидера К.И. Рудермана (1899-1938) некоторое время продолжалась – он первое время заведовал еврейской секцией отдела народного образования, затем был зам. редактора газеты «Красноармеец». 14 апреля 1926 года был арестован, а 5 ноября 1926 года Особым совещанием при коллегии ОГПУ был осужден на 3 года высылки. Не оставили его своим вниманием и позже – он был арестован, и 4 июня 1938 расстрелян в Новосибирске.
Еврейская Социал-Демократическая Партия «Поалей-Цион» была единственной полностью легальной сионистской партией в большевистской Самаре. Сионисты-социалисты из «Поалей-Цион», как и бундовцы, демонстрировали единство с большевиками по всем основным вопросам. В январе 1919 г. ее бюро находилась на Николаевской, 157.
DSCN2959
Николаевская (Чапаевская), 157
Руководитель отдела по еврейским делам А. Левин попытался было объявить организацию нелегальной и выселить из занимаемого помещения, но в марте 1919 г.  партию, имевшую свою фракцию в городском совете депутатов, признали легальной  губком РКП (б) и горуездный исполком. Партия «Поалей-Цион» имела и свой собственный Еврейский рабочий клуб им. Бера Борохова (основатель партии, умерший от пневмонии в Киеве в декабре 1917 года) на Петроградской, 35 (угол Саратовской).
DSCN2873
Петроградская (Ленинградская), 35
В конце 1921 бюро партии находилось уже по другому адресу: на Чапаевской, 146, кв. 2.
DSCN2954
Чапаевская, 142 (бывш. 146)
ЕСДП «Поалей-Цион» в Самаре вполне легально существовала до апреля 1924 года, когда на собрании было принято решение о ликвидации местной организации, реализации оставшегося партийного имущества и передаче вырученных средств в распоряжение МОПР.
В декабре 1918 была создана Еврейская секция РКП(б). Ее ядро составили бывшие левые бундовцы и поалей-ционисты. К февралю 1919 г. в нее вступили 30 членов и 10 сочувствующих, в конце года в Евсекции состояли уже 70 еврейских большевиков, председателем комитета секции являлся Левин, в президиум комитета входили также И.Вайнтруб и М.Раф. В январе 1919 г. был открыт еврейский рабочий клуб им. К. Либкнехта в бывшей «Варшавской столовой» на Николаевской, 108 (заведующий клубом – тов. М. Раф). В этом клубе находился и кабинет эмиссара по еврейским делам Самары Маневича. В Еврейском клубе распространялась агитационная литература, проводились лекции, митинги, собеседования, литературно-музыкальные вечера, работала драматическая студия.
В 1920 году еврейский клуб им. Либкнехта и бюро Еврейской секции РКП(б) находились уже на Советской, 85, деля это здание с исполкомом Союза китайских рабочих.
В 1921 году Евсекция снова сменила адрес и помещалась теперь на Саратовской, 97,
DSCN2875
Саратовская (Фрунзе), 97
а Еврейский клуб им. Либкнехта – на Советской, 89 (тут же были еврейская столовая, библиотека им. Переца и еврейская секция РКСМ).
DSCN2889
Советская (Куйбышева), 89
В дальнейшем на Советской, 89, был клуб национальных меньшинств им. Сталина, в котором работали девять национальных секций.
В 1919 году трудами Евсекции РКП(б) были созданы еврейские рабочие курсы им. Шемелевича  на Шихобаловской, 77,
В июне 1921 года уполномоченным Еврейского общественного комитета была организована комиссия помощи голодающим. Помещалась она на первом этаже по ул. Саратовской, 106, позднее ее перевели на Саратовскую, 83-85
В 1919 году был создан губотдел по делам национальностей. Он находился на Советской, 54 (угол Воскресенской и Советской).
DSCN2900
Бывший дом Розена, угол Куйбышева и Пионерской
Там же находился и губернский отдел по еврейским делам. Через некоторое время губотдел по делам национальностей упразднили.
В ноябре 1920 губернский отдел по делам национальностей (Губотнац) создали вновь. В него вошли подотделы: татаро-башкирский, мордовский, чувашский, еврейский, немецкий, украинский и смешанный. Возглавлял работу по созданию Губотнаца инструктор-организатор народного благоустройства по делам национальным Ю.Л. Гершовский, в марте 1920 г. его заменил зав. отделом национальных меньшинств губкома РКП(б) А. Немцов. Губотнац в 1921 находился на 4-м этаже дома на Саратовской, 83-85, рядом с гостиницей «Красная армия».
DSCN2935
Дом на Саратовской, рядом с гостиницей "Красная армия" ("Националь")
Еврейский подотдел Губотнаца с ноября 1920 возглавлял И.Д. Гусман, находился он на Льва Толстого, 72.
DSCF08705
ул. Льва Толстого, 72
Заведующий Губотнацем Ю. Гершовский принимал посетителей в Мусульманском клубе (угол Советской и Петроградской). По сути, Губотнац стал посредником – любое обращение в официальные инстанции от организации национальных меньшинств либо частного лица должно было прежде получить визу советского чиновника из соответствующего подотдела Губотнаца. Иначе их просто не рассматривали.
Все национальные организации отныне должны были подчиняться Губотнацу, неподчинение было наказуемо. Так, в феврале 1921 года Еврейский подотдел Губотнаца распустил за неповиновение его директивам комитет Общества здравоохранения евреев, назначив свой комитет из 3 членов Евсекции РКП(б) и 2 бундовцев.
Свое существование Губотдел по делам национальных меньшинств завершил по решению президиума губисполкома от 27 июня 1922 года. Причина ликвидации была банальна: нехватка средств на выплату жалования сотрудникам и в целом на его содержание.
В январе 1919 организовалось и Общество возрождения еврейского Народного театра, в конце 1919 г. – Дом еврейского рабочего юношества им. Вайтера (Воскресенская, 62).
В декабре 1921 года по постановлению коллегии Евсекции ГОНО был закрыт хедер при синагоге на ул. Чапаевской, учащихся перевели в 3-ю советскую школу на Советской, 89. Так достигалось разделение образования и религии.
Ну, и напоследок вкратце о некоторых других национальных организациях Самары.
15 марта 1917 года собрание рабочих поляков решило организовать «Польский рабочий демократический дом». 16 мая 1917 образовалась польская социалистическая организация с бюро в «Аквариуме».
6 марта 1919 открылся Польский рабочий клуб им. Мартина Каспржака (польский социал-демократ, повешенный в 1905 году в Варшаве за убийство 4 полицейских) на Петроградской, 36/38 (между Советской и Саратовской, бывший магазин Алкунович).
Ленинградская 36-38
Петроградская (Ленинградская), 36/38
И тут же помещались Польская секция РКП(б) и вербовочное бюро, набиравшее добровольцев в Западную дивизию из рабочих Польши, Литвы и Белоруссии.
Украинский клуб им. Шевченко – Советская, 82, между Петроградской и Заводской.
IMG_0344
Советская, 82 (Куйбышева, 74)
Открылся 12 апреля 1919 г., в нем работали лекционная и театральная секции, библиотека. В октябре 1919 года Украинский клуб был переведен на «уплотнение» к Польскому на Петроградскую. Позже в клубе появились секции беседы, художественная и литературная. В 1920 украинский клуб находился на Саратовской, 106, затем – на Саратовской, 126. 4 декабря 1921 Украинский клуб опять вернулся на Петроградскую, 38. Там же в тот период находился и Губотнац.
Эстонский рабочий клуб – Самарская, 151, с марта 1920 – дом Гринберга (угол Самарской и Почтовой)
Латышский клуб и секция РКП(б) – на Саратовской, 167, латышский клуб «Коммунист» - Советская, 104. В январе 1919 в Латышской секции РКП(б) насчитывался 491 член, из которых больше половины служили в советских учреждениях. В клубе имелись театр, коллегия пропагандистов и партийная школа.
Самарский грузинский комитет находился на Троицкой, 19
DSCN3311-1
ул. Троицкая (Галактионовская), 19
Греческая община Самары находилась на Советской, 127
IMG_0315
Советская (Куйбышева), 127
В декабре 1919 созданы Чувашская секция РКП(б) и  чувашский подотдел при Отделе управления. Секцией были организованы школа грамоты для чувашских красноармейцев и два клуба – партийный имени Льва Лукина и рабочий имени Даниила Эльменя (чувашские деятели РКП(б). В январе 1920 в чувашской секции РКП(б) было около 40 членов и 60 сочувствующих. Секция, чувашская школа и клуб им. Эльменя находились на Льва Толстого, 72-76
В феврале 1920 организована была и мордовская (эрзянская) секция РКП(б) при губернском отделе образования. В конце марта 1920 в ней было 50 членов. Помимо ГОНО собирались мордовские коммунисты и в клубе им. Троцкого на Соборной, 82
DSCN2866
Соборная, 82 (Молодогвардейская, 80), бывший клуб им. Троцкого
Губотдел по литовским делам на Соборной, 113 проработал недолго и был ликвидирован в марте 1919. Литовскую секцию РКП(б) ликвидировали вслед за ним в мае 1919 года. Она существовала с октября 1918 года, и в январе 1919 насчитывала в своем составе всего 15 большевиков и 20 сочувствующих. Зимой 1919 при секции был создан военно-вербовочный пункт, на котором вступили в 5-й Виленский стрелковый полк Западной дивизии и отправились на фронт 300 уроженцев Литвы. Во время советско-польской войны 1920 года в клубе 3-м Интернациональном на Троицкой, 31, находилась спешно созданная Литовско-белорусская секция РКП(б). Она занималась мобилизацией и отправкой уроженцев Литвы и Белоруссии на ответственную работу на занятых РККА белорусско-литовских землях Польши. В конце августа 1920 эта секция была ликвидирована так же быстро, как в свое время и создана.
Вот так в общих чертах выглядела картина национальной жизни в Самаре тех лет.
From:
Anonymous
OpenID
Identity URL: 
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

malyavin: (Default)
malyavin

May 2017

S M T W T F S
 12 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios