malyavin: (samara)
[personal profile] malyavin
В гражданской войне в России, как известно, активное участие принимали иностранные граждане, которые оказались в бывшей Российской Империи по тем или иным причинам. Причем, иностранцы присутствовали в армиях и отрядах большинства сторон той войны – их можно было увидеть и у красных, и у белых, и даже у повстанцев батьки Махно. Но, пожалуй, в вооруженных формированиях сторонников большевистской линии количество иностранных граждан было наиболее велико. Например, по данным китайских ученых  «по крайней мере, более 200 тыс. китайских рабочих в Советской России подняли оружие в защиту Советской власти». Вот о китайских мигрантах, ставших борцами за Советскую власть, и хочется вспомнить. Тем более, что к Самаре эта тема имеет самое прямое отношение – в городе в те годы имелась китайская диаспора, работал Союз китайских рабочих и велась запись китайцев в Красную армию.
medish
На этой картине китайского художника – встреча товарища Ленина с лидером Союза китайских рабочих в России Лю Цзэжуном и другими товарищами из Китая. Союз китайских граждан в России был организован группой китайских студентов 18 апреля 1917 года в Петрограде для защиты интересов китайцев в пост-революционной России. Их во время Первой мировой войны в бывшую Российскую Империю для работы мигрировало из Китая около полумиллиона, и в охваченной Великой Смутой стране они оказались в бедственном положении. Этот союз возглавил выпускник Петербургского университета, преподаватель математики в реальном училище Лю Цзэжун (также известен в разных источниках как Лау Сиуджау и Лю Шаочжу), сын известного в России чаевода Лау Чжэньчжау, управлявшего императорской чайной фабрикой в Аджарии. Заместителем председателя был назначен Чжан Юйчуань, он стал работать редактором газеты «Китайский рабочий» и отвечать за пропаганду.
С представителями провозглашенной вскоре Советской власти у Лю Цзэжуна сложились добрые отношения – нарком государственного призрения Коллонтай выделила Союзу 3 тыс рублей, ему было предоставлено право бесплатной репатриации китайских рабочих по железной дороге, право направлять своих представителей в суды, где слушались их дела, а с марта 1918 года - и право выдачи продовольственных карточек.
Лю Цзэжун
Лю Цзэжун
30 ноября 1918 Ленин принял председателя московского отделения СКГ Чжан Юнкуя и заведующего отделом Востока Наркоминдела А. Н. Вознесенского. А 15 декабря 1918 в газете «Правда» было опубликовано сообщение: «Все китайские граждане объединились в один единый Союз китайских рабочих, где насчитывается 40–60 тыс. рабочих. Он не принадлежит к числу профессиональных союзов. Цель его создания – в масштабной пропаганде революции...». Так Союз китайских граждан превратился в Союз китайских рабочих – «организацию пролетарскую». 24 декабря 1918 года Союз занял пустующее посольство Китая в Москве на Сергиевской,22 (персонал уехал из Советской России на родину), подняв над ним красный флаг, и был признан Советской властью представителем китайских интересов в РСФСР, Лю Цзэжун 7 октября 1919 г. получил мандат Наркомата по иностранным делам. А 19 ноября того же года во время встречи с Лениным тот сделал следующую приписку на мандате: «С своей стороны очень прошу все советские учреждения и власти оказывать всяческое содействие тов. Лау Сиу-джау. Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов (Ленин).19/XI. 1919». Но не все шло гладко – 19 января 1919 в Петрограде был убит товарищ председателя СКР и редактор газеты «Датун бао» («Великое равенство») Чжан Юйчуань, заведовавший пропагандой. Неизвестный убийца сделал несколько выстрелов из револьвера в Чжан Юйчуаня перед началом митинга китайских рабочих и успел скрыться. Убитый, как сообщалось, "принадлежал к крайне левому крылу китайских революционеров в России и вел энергичную кампанию за захват китайского посольства". Ранее, весной 1918 года, Чжан Юйчуань сам расстрелял в Павловске трех китайцев.
Dazhongbao
газета "Датун бао"
Однако, деятельность СКР развивалась – в январе 1919 прошел первый всероссийский съезд китайских рабочих в России, председателем ЦИК СКР был избран Лю Цзэжун. К  июню 1920 г.  отделения Союза были созданы в Петрограде, Москве, Киеве, Самаре, Екатеринбурге, Вятке, Ташкенте, Челябинске, Омске, Тюмени, Томске, Красноярске, Иркутске, Новониколаевске и других городах. Позднее под влиянием Союза стали создаваться местные организации китайских рабочих в Благовещенске, Чите, Мурманске, Перми, Верхнеудинске, Оренбурге, Хабаровске, Владивостоке и т. д. 18-24 июня 1920 прошел уже 3-й Всероссийский съезд китайских рабочих в России, его почетными председателями были избраны Ленин и Сунь Ят-сен. На нем наркоминдел РСФСР Чичерин так определил миссию российских китайцев: «Им предстоит быть звеном между движением, которое уже есть, и тем, которое будет в ближайшее время в Китае». Он имел в виду зарождающееся коммунистическое движение в Китае, ведь уже в июле 1919 в г. Чанша начал выходить еженедельник Мао Цзэдуна «Сянцзян пинлунь», а в июле 1921 была создана Компартия Китая. И действительно, возвращавшиеся из России китайцы стали значительной силой в распространении революционных идей в Китае, хотя и не сумели сыграть значительных ролей в местном коммунистическом движении. Но это – в будущем, а пока еще в Советской России Лю Цзэжун избирался депутатом Петроградского совета, участвовал в Конгрессах Коминтерна, а возглавляемый им Союз в это время вел большевистскую агитацию среди китайцев и способствовал их записи в ряды Красной армии.
1 марта 1919 был организован Самарский исполнительный комитет союза китайских рабочих на Вознесенской, 108.
DSCN2885
ул. Степана Разина, 108 (бывшая Вознесенская, 108)
Председателем избран Махмут Шамсутдинов, членом исполкома – Лю Мин-джай. В Самаре также велась агитация и запись уроженцев Поднебесной в РККА. Вот как вспоминал об этом один из китайских рабочих, позднее - интернационалист Ли Си-хун: «Агитаторам Всероссийского союза китайских рабочих, приходивших к нам в рабочие казармы Самары, было легко: говори, рассказывай о русской революции – все тебя слушают, все тебя понимают. То же самое было и с листовками, и с газетой на китайском языке, которая начала выходить в Петрограде в 1918 году. Только кто-нибудь грамотный начнет читать вслух, сразу вокруг него толпа. Чем больше мы разбирались в русских делах, тем яснее нам становилось: правда на стороне большевиков. Мы называли большевистскую партию «Красной партией» и ловили каждое слово ее вождя Ленина, которое доносилось до нас. Дошло до нас, что Ленин зовет рабочих вступать в Красную Армию, и многие  китайцы последовали его зову, записались в интернациональные красноармейские отряды. Я тоже записался. В нашем интернациональном китайском батальоне было пятьсот человек. Мы воевали на Волге, под Киевом и еще во многих других местах…».
02
Всего Рабоче-крестьянская Красная армия в своем составе насчитывала 3 полка, 5 батальонов и 7 рот китайских мигрантов. В Самаре вооруженные китайцы впервые появились в мае 1918 года – китайский отряд из 50 китайцев и 14 русских под командой младшего унтер-офицера Ивана Долженко и его заместителя Третьякова прибыл в Самару с Перекопа для участия в подавлении мятежа максималистов, а затем нес караульную службу в тюрьме, высылая ежедневно 15 человек. Как говорилось в документах «Домой они не хотят, а хотят служить Интернационалу». Видимо, этот отряд был уничтожен в ходе боев с восставшим Чехословацким корпусом в июне 1918 года. Во всяком случае, имеются свидетельства о китайцах, защищавших Самару от чехословаков и эпизодах расстрелов чехами пленных китайских красногвардейцев. Позднее китайцы входили в состав многих подразделений РККА, воевавших в Самарском крае, включая дивизию Чапаева. Интересной особенностью китайцев была стрельба из винтовки сидя. Как вспоминал тот же Ли Си-хун «Русские красноармейцы очень удивлялись тому, что мы стреляем сидя. «Зачем сидите, - уговаривали они нас, - зачем подставляете себя под пули? Ложиться надо». Но мы не слушались. Нам сидя было удобней: видно, куда стреляешь, в кого стреляешь, попала твоя пуля или не попала».
chinared
1-й интернациональный китайский отряд перед отправкой на фронт
Многие китайцы за свое участие в гражданской войне в России получили от Советской власти награды. А некоторые даже попали во власть: депутатами Петроградского совета были Лю Цзэжун и Сю Цай, в Московский совет 1-го созыва был избран Чи Тай-кунт, депутатом горсовета Владикавказа в 1918 году был командир 1-го отдельного Китайского отряда ЧК Терской республики Пау Тисан, членом ЦИК Туркестанской республики – командир Туркестанского дунганского кавалерийского полка Магазы Масанчи. Более подробно о деятельности китайских мигрантов в рядах Красной армии можно почитать в многочисленных публикациях в Интернете.
Но вернемся в Самару. Глава исполкома СКР Махмуд Шамсутдинов хоть и был известен своей заботой о бедняках-китайцах, но в том же 1919 году его расстреляла губернская ЧК. Лидер СКР Лю Цзэжун в связи с этим событием писал своему товарищу: « Получил сегодня чрезвычайно печальное известие о том, что Шамсутдинов расстрелян. Убежден, что он сделался жертвой ложного доноса. Поговорим об этом при личном свидании».
В октябре 1919 китайцы Самары своим новым председателем избрали Чэнь Юй-цяня, его помощником – Лю Хун-куя, а для исполнения разных поручений – Джао Го-чэна. Численность входивших в союз китайцев составила около 200 человек. С января 1920 исполком Союза китайских рабочих находился на Советской, 85.
DSCN2890ул. Куйбышева, 85 (бывшая Советская, 85)
Что касается лидера СКР Лю Цзэжуна, то он 11 августа 1920 в последний раз встречается с Лениным и убеждает того принять присланную из Китая миссию генерала Чжан Сылиня. В конце 1920 года он вместе с миссией вернулся в Китай, передав руководство СКР Чжан Юнкую. С завершением гражданской войны в России появилась возможность организованно вернуться в Китай и у большинства его граждан. Последним крупным событием в истории Союза китайских рабочих стал его съезд в Москве в феврале 1923 года, на котором почетными председателями избрали Ленина и Калинина. В том же году СКР был передан в ведение Наркомнаца и позднее прекратил свою деятельность.
Далеко не все китайские мигранты в Самаре в ту пору были сознательными и хотели воевать за мировую революцию. Некоторые промышляли банальной спекуляцией на Троицком рынке и содержанием наркопритонов. Так, в апреле 1920 года Самроста опубликовало такую информацию:
«Китайские курильни
В Самаре наблюдается необыкновенный наплыв китайцев. Они не только спекулируют на улицах папиросами и рухлядью у Троицы, но открывают на окраинах курильни, в которых рабочая молодежь одуряется, заменяющим сейчас опиум, анаша. Анаша опьяняет, делает курильщиков веселыми на довольно продолжительное время, но зато пагубно влияет на организм. Милиции не мешало бы заняться ликвидацией этих притонов».
Встречались
среди китайских мигрантов и откровенные бандиты. 4 декабря 1920 года Реввоентрибунал Заволжского военного округа рассмотрел дело китайских подданных Ван-Мин-Чина, Чжан-Чуя и Жан-Лоса по обвинению «в бандитизме, выразившемся в вооруженном нападении в ночь на 3 октября и убийстве с целью ограбления, граждан Афанасьева, Карповой и Лебедевой». Всех троих приговорили к расстрелу без применения амнистии, причем в отношении бежавшего Жан-Лоса был вынесен вердикт «объявить вне закона и при поимке расстрелять».
В Самаре вновь о «китайской проблеме» заговорили в январе 1927 года. Газета «Коммуна» писала: «В Самару нахлынуло много китайцев. Насколько это происходит организованно, неизвестно, но факт тот, что китайцев в Самаре становится все больше. Они ходят по домам, почти насильно врываются в квартиры, настойчиво просят денег, а от хлеба отказываются. Иногда приходят по двое, по трое, причем в рабочее время. Обыкновенно мужчин дома нет и китайцы наводя страх на оставшихся женщин и детей, предъявляют вышеуказанные требования, вплоть до требования от хозяек горячей воды, т.е. чаю (ставьте самовары!). Есть случаи, когда пропадают вещи после их посещения.
Дать бедняку-беженцу то, что можно, граждане, вероятно, не откажутся, но таким поведением, которое описано выше, китайцы вызывают справедливое возмущение. Теперь прежде чем открыть на стук дверь, квартирохозяин смотрит в щель, кто сучит; если это китаец, то открывает и ничего не дает.
Китайцы ходят не только по частным квартирам, но и по учреждениям и предприятиям и там отрывают от работы.
Необходимо кому-то и как-то урегулировать вопрос с китайцами и урегулировать серьезно».
Спустя неделю в этой же газете появились разъяснения начальника городского адмотдела Зайцева. Он уверил самарцев, что «никакой опасности как преступный элемент прибывшие к нам китайцы из себя не представляют, так как все они мирные труженики, поставленные происходящими в Китае военными событиями в очень тяжелые условия, и вынужденные бросить свои родные места». Он также сообщил, что всего в Самаре прибыли 120 китайцев, которых разместили в разных ночлежках, где они находятся «в очень тяжелых условиях», но планируется их разбить на группы и вывезти «в более промышленные районы, на юг (Харьков, Киев и проч.), так как они учитывают, что в Самаре, при значительной безработице и тяжелых жилищных условиях, им трудно будет мало-мальски сносно устроиться».
Основатель СКР Лю Цзэжун по возвращении в Китай получил должность на КВЖД, в 1933—1940 работал во французской школе и в Пекинском университете, преподавая русский язык. С июня 1940 года он был советником посольства чанкайшистского правительства в Москве при посланнике Шао Лицзы, бывшем организаторе Компартии Китая и авторе идеи ограничения рождаемости, позднее примкнувшем к Гоминьдану. Эта миссия находилась с сентября 1941 до сентября 1943 гг. в эвакуации в Куйбышеве. И размещалась она в том самом здании на Степана Разина, 108, где за двадцать лет до того, в 1919 году находился исполком СКР под руководством Шамсутдинова! Не знаю, простое ли это совпадение… Далее Лю Цзэжун, как и Шао Лицзы, перешел от Чан Кайши к Мао Цзэдуну, находился на дипломатической работе, в 1956 вступил в КПК, был советником главы МИДа КНР, членом 2-4 Национальных комитетов НПКСК, автором «Большого китайско-русского языка». Успел опубликовать в СССР в 1960 году свои воспоминания о встречах с Лениным и умер в почете и уважении в Пекине в 1970 году в возрасте 78 лет. Его преемник по руководству СКР Чжан Юнкуй также вернулся в Китай и скончался в июне 1977 года на 84-м году жизни в должности профессора Университета Ганьсу. А вот более героическим китайским бойцам "мировой революции", оставшимся в СССР, повезло куда меньше: бывший начальник 1-го отдельного Китайского отряда ЧК Горской АССР и кавалер Ордена Красного Знамени, награжденный золотыми часами «первый герой басмаческого фронта» Пау Тисан будет расстрелян в Москве в 1926 году как контрреволюционер. Бывшего командира Туркестанского дунганского кавполка и члена ТуркЦИКа, зам. начальника административно-хозяйственного управления Совета народных комиссаров Казахской ССР, также награжденного Орденом Красного Знамени, серебряным портсигаром и золотыми часами, Магазы Масанчи выведут в расход позже - в 1938-м. Не спасут былые заслуги, делегатство на 3-м Конгрессе Коминтерна и встреча там с Лениным.

Литература:
Николай Карпенко «Китайский легион», Луганск, 2007
Цао Байин, Нин Яньхун «Китайские рабочие как значимая сила в распространении марксизма»// «Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки», выпуск № 1 (153), 2016
А.Г. Ларин «Китайские мигранты в России. История и современность», Москва, «Восточная книга», 2009
Китайские добровольцы в боях за Советскую власть (1918-1922 гг.), Москва, Издательство восточной литературы, 1961
Пын Мин «Краткая история дружбы народов Китая и Советского Союза», Москва, Издательство восточной литературы, 1957
Лю Цзэ-жун (Лау Сиу-джау) «Встречи с великим Лениным»// «Вопросы истории КПСС» № 2, 1960 г, стр. 192—194

Profile

malyavin: (Default)
malyavin

May 2017

S M T W T F S
 12 3456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios